Мифы. Звон сердца. Выход

. 3 мин. Чтения
"Послышится вдруг "шорх-шорх".
В душе тоска шевельнется..
Бамбук в летнюю ночь."
Басё

Тук… Тук… тук… Я слушаю, как среди тишины раздается стук сердца. Моё тело – стальной прут, и я не должен уходить от всего этого.

Это началось давно, двенадцать лет я сижу вот так, окруженный тишиной своей бамбуковой хижины, а сверху из разломленного на дольки неба капает вода. Другие называют это дождем, но для меня это только вода.

Мастер завещал, умирая: «Слушай стук сердца, по нему ты найдешь свой дом». Мое тело – неподвижная масса, текучая энергия, через которую Мастер вложил силы не иметь ничего. Все просто – я, дождь и вечерняя темнота вокруг. Иногда здесь восходит солнце и пробивается сквозь клетки-прутья стен, мягко ложась на моё лицо. Тогда я на секунду прекращаю своё внутреннее созерцание и смотрю на восход Солнца. Солнце жгёт мои глаза, но я смотрю на него с благодарностью.

Но этот мерный барабан не может прекратиться – тук… тук… тук… Двенадцать лет я слушаю своё сердце, чтобы понять и простить всё то, что было раньше.

А она где-то там. Я вижу её, как вижу темноту вокруг себя. Она – в мягких сандалиях крадется по темноте горы, дождь ниспадает на её плечи, грязь и темнота забиваются в лёгкие. Она вся промокла, и мой дом где-то рядом, но звук сердца слишком важен.

Тук… тук… тук…

Это стучит моё сердце или в дверь моей хижины мерно бьется время? Мастер учил меня видеть мир без слёз. Она заходит. Она не измождена. Она сияет.

Если бы я мог открыть глаза и увидеть её, я бы знал, что внутри неё в ослепляющем танце греется музыка. Откуда эта сила, откуда эта воля?

Глаза намокли. Да нет, это просто дождь.

Тук… тук… тук…

Кошачьи движения.

Только время крадется ко мне, неуклонно подталкивая к самурайской безупречности.

Мне кажется… Мне кажется… Она поёт?

«Ты ждал много лет, и вот я –
Однажды пришла в твой дом,
Чтобы сказать – все хорошо.
Сказать - все хорошо».

Кошачьи движения. Я знаю, что вокруг ничего нет, лишь темнота, и дождь, льющийся сквозь крышу.

Моё лицо – бритва, секира, стальная сосредоточенность. Она же улыбается и раздвигает пальцами на моём лице улыбку.

Тук… тук… тук… Звон сердца слишком важен. Все мои слова любви вот тут.

«Ты ждал слишком долго» - голос её вкрадчиво пробирается сквозь раковину моих ушей. Она обвивает меня, как маленькая дочь обвивает отца.

«Ты так долго не смотрел, как в небе пролетают журавли. Давай посмотрим, я покажу тебе журавлей!». Её голос восторжен и возбужден, спокоен и ласков.

Снова кошачьи движения. Я практически чувствую, как она ложится ко мне на колени, и лежит так, только слышится её почти неразличимый вдох и выдох темноты. Она лежит так, не шелохнувшись.

«Я шла на звук сердца» - голос её совсем рядом, словно она действительно у меня на руках, тепло рук становится сильным, будто что-то находится рядом.

«А ты ведь знаешь, время не ждет. Ты столько терпел. Пришла пора выйти из темноты».

Темнота пульсирует, наливается солнцем. Здесь действительно чертовски тепло, словно я снова там – и нет никаких проблем, нет никакой тишины, нет никакой пустоты.

«Открой глаза». Она снова пальцами разглаживает на моём лице улыбки, и мне кажется… на секунду, кажется, что улыбаюсь я сам. Но я должен слышать стук сердца.

«Я слышала твой стук. Я шла к тебе долго-долго» - почти шепчет она. «Ты звал меня – и я шла. Ты ждал меня, и я все шла и шла. На улице было очень грязно, но ты всё ждал и ждал, а я все не отвечала на твои письма. Ты ведь не знаешь. Я не отвечала потому, что в пути отвечать неинтересно. А ещё я знала, что ты дождешься». Её нежный голос топит пустоту вокруг.

Тук… Тук… Тук… Моё сердце стучит?

«Знаешь, мне ведь говорили что я тебя найду, рано или поздно. А ещё, в том самом письме, ты обещал, что будешь ждать меня. А я обещала что приду. Все мои слова о любви вот тут» - она переворачивается на другой бок, и если бы я знал, что тут кто-то есть, я бы открыл глаза. Но я знаю, что рядом всё та же хижина и всё тот же дождь, что много лет назад.

«Много лет назад ты придумал этот дождь. А ещё ты придумал эту темноту» - мягко шепчет она. «Ты открой глаза, там на улице журавли, там правда журавли летят в небе!».

Милая, если бы я только поверил.

«Мне ведь даже твой ветер, и твой дождь были нипочем. Ты думаешь, я могла прийти с пустыми руками? Открой глаза и попробуй» - звук её испаряется. Теплота вокруг меня слишком реальна, слишком физически ощутима, чтобы не поверить.

Тело – словно каменное изваяние, не слушается, комкается. Пол шуршит под ногами, и, опираясь рукой об выход, я дохожу и открываю глаза.

Тепло. Она не лгала. В небе без дождя действительно летят журавли. Они так грациозно летят, словно вся Божественная красота спустилась на Землю, вся жизнь была только ради этого. Как я раньше не видел? Нет ни грязи, ни дождя, и сердце разрывается в мелкие.

А у порога – её сандалии. Глаза намокли… Сильно намокли. Может, это просто дождь?

«Ты ждал много лет, и вот я –
Однажды пришла в твой дом,
Чтобы сказать – все хорошо.
Сказать - все хорошо».


Написано в 2014 году. Посвящается Надежде Д., встреченной в январе 2019.